На велосипеде по Ирану: "Не увидели ни одного представителя КСИР"
НОВОСТИ

На велосипеде по Ирану: “Не увидели ни одного представителя КСИР”

Страна весьма широкая. И маршрут длиной практически 1500 км, который прошла наша группа, смотрится, судя по карте, совершенно незначимой «закорючкой» на фоне оставшихся непосещенными персидских просторов.

Метод передвижения мы избрали комбинированный, активно-пассивный. Часть пути меж большими городками проехали на рейсовых автобусах, на заказанных карах. А выше 500 км по малонаселенной горной части страны на северо-западе ее с выездом к Каспийскому морю преодолели, оседлав велики. Таковой вариант путешествия дозволил узреть некие недоступные красы Ирана и ближе познакомиться с жизнью в глубинке.

Отправляясь в поездку, мы многого из персидских реальностей для себя даже толком не представляли. Потому наш вояж стал цепочкой сюрпризов и открытий.

Влеки, влеки, влеки…

Естественно, посреди животрепещущих — ситуация с средствами. Местная валюта иранские риалы. В Рф это раритет: попытка найти в столичных обменниках такие средства ни к чему не привела.

Пришлось лететь в дружескую страну с наличными баксами, так как на тот момент ни один из доступных россиянам «пластиков» на персидской земле не мог быть применен. Но даже наличие «зеленоватых», оказывается, не гарантирует во время путешествия полного денежного спокойствия. Иранские банки не практикуют настолько обычную нам услугу по обмену валюты. В больших городках можно отыскать особые меняльные конторы, но их незначительно, ну и график работы, по наблюдениям создателя этих строк, некий «антитуристический»: мы всегда натыкались на запертые двери.

Зато в посещаемых экскурсантами городках активничают частники-менялы. Запомнился перекресток на центральной прогулочной улице Исфахана. Там нашу группу, состоящую из примечательных белоснежных людей, мгновенно окружил чуток ли не десяток громкоголосых «коммерсантов», в руках всякого недвусмысленно маячила пачка риалов. Но надежды валютчиков на этот раз не оправдались. Все-же совершать уличный эксченч рискованно, могут подсунуть фальшивку.

Пообщавшись с заслуживающими доверия местными жителями, мы узнали, что при появлении острой необходимости поменять средства лучше обращаться в заведения торговли и сервиса. Провести обмен баксов либо евро на риалы часто готовы, к примеру, обладатели маленьких ювелирных магазинчиков либо сотрудники в гостиницах. Самое же обычное — запастись персидскими банкнотами прямо в международном аэропорту Тегерана. Там в зоне прилета работают официальные пункты обмена.

Мы так и сделали. Собрали в общак по несколько сот баксов, и с сиим капиталом казначей нашей группы отправился к окошку обменника. Бац! С первого захода облом: кассир заявил, что может поменять на риалы только 100 баксов в одни руки. Пришлось пользоваться ноу-хау, используемым иногда на выборах, и устраивать «карусель». Сменяя друг дружку, чуток ли не час «доили» аэропортовский обменник.

В итоге стали практически коллективным миллиардером. Дело в том, что курс иранского риала весьма маленький. За каждую 100-долларовую купюру мы получили около 35 000 000 риалов. Ассигнация достоинством в миллион риалов (самая большая иранская банкнота) при переводе на наши средства оказалась эквивалентна примерно 220 рублям. Беря во внимание то, что более популярны 100-тысячные купюры, общий размер наменянных капиталов вышел впечатляющий. Для их нашему казначею даже пришлось выделить отдельный рюкзачок.

Номиналы у персидских средств очень впечатляющие, но цены местные в пересчете на рубли оказались наиболее чем низкие. Вот только несколько примеров:

— сытный обед из 3-х блюд в уличном ресторанчике — 300–600 р.;

— двухместный номер в гостинице — 1200–1800 р.;

— бензин — около 12 р./литр.

Вообщем, следует внести коррективу на время: наш вояж происходил в ту пору, когда «зеленоватый» стоил чуток больше 60 рублей.

Впечатляясь настолько приятным тарифом, необходимо учесть еще одну важную вещь. В почти всех вариантах цены на продукты и услуги для местных обитателей и для иноземцев различаются, при этом очень существенно. Как пример, стоимость билетов в музеи. Таблички на кассах сладкоречивы: вход для взрослого иранца стоит 150 тыщ риалов, для иноземца 1 миллион.

Фото создателя




В маленьких магазинчиках и лавках, судя по всему, торговцы, увидев заокеанских гостей, тоже задирали цены на собственный продукт. Но изловить их на этом было фактически нереально. Ведь в схожих торговых заведениях ценники отсутствуют (за практически три недельки пребывания в Иране лицезрел бумажки с указанием цены продукта практически 5–6 раз, когда удавалось отыскать в следующем большом городке гипермаркет). Языковой барьер, специфичное изображение цифр, принятое в стране, — все это затрудняло получение ответа на вопросец, сколько стоит. В итоге, оплачивая продукт, приходилось действовать примитивно: набрав покупок, начинаешь из заготовленной в руке пачки 100-тысячников либо 50-тысячников выкладывать на прилавок перед торговцем одну купюру за иной, посматривая на его реакцию и дожидаясь утвердительного кивка головы. Это сигнал, что средств уплачено довольно.

Обычно, результат торговой операции оказывался приятным для обеих сторон. Иранец наверное радовался, что хорошо наварил на иноземце, а российский был доволен, что покупка обошлась куда дешевле, чем в родных краях.

Молоточки «М» и «Ж»

Иранцы благожелательны, по-восточному импульсивны. А еще весьма пытливы. Забугорных туристов приезжает незначительно (по последней мере, в те районы, через которые пролегала основная часть нашего маршрута). Увидев на улице иноземцев, почти все из местных обитателей реагировали обычно, с внедрением скудного набора британских слов: «Хелё! Откуда вы?» Услышав, что из Рф, фактически все показывали жестами и мимикой свою удовлетворенность. Вообщем, предстоящее общение шло со скрипом. Посреди горожан достаточно много обладающих английским, но в провинции этот язык интернационального общения не работает. Там могут выручить только способности пантомимы либо электрический переводчик. Один из участников группы, конструктор Николай, с фуррором употреблял талант рисовальщика. Иногда конкретно при помощи его пиктограмм нам удавалось достигнуть от туземцев хотимого.

Не один раз прямо на дороге получали вещественное доказательство хорошего расположения местных обитателей к заезжим путникам. Тормознули на перекрестке подождать двоих отставших товарищей, здесь же притормозила рядом легковая машина, из нее вышла дама с блюдом и стала напористо угощать или шербетом, или пудингом. В другом случае, когда мы торопились засветло добраться до места грядущего ночлега, при выезде из еще одного поселка дорогу перегородила попутная машинка. Сердечко екнуло: неуж-то что-то нарушили? Но шофер, оказывается, желал обязательно напоить нас некоторым медовым напитком. Вынес из салона авто поднос с кувшином, несколькими стеклянными стаканчиками и не успокоился, пока любой из путников не отведал этого нектара.

На велосипеде по Ирану: "Не увидели ни одного представителя КСИР"Фото создателя




Была и еще одна неизменная тема общения с местными — фото на память. Иранцы, чтоб создать селфи с иноземцами, не жалели времени и сил. Пару раз даже встречные машинки на шоссе, перескочив мимо нашей велокавалькады, разворачивались, догоняли, шофер притормаживал и просил сфотографироваться. А единственная в группе представительница слабенького пола Татьяна была нарасхват у женской части населения. В городке то и дело ее останавливали местные дамы: им весьма хотелось запечатлеть себя вкупе со светловолосой европейкой.

К слову, делясь иранскими впечатлениями, недозволено не коснуться «дамского вопросца».

В городках Ирана воздействие современных тенденций на дресс-код местных жительниц, в особенности юных, недозволено не увидеть. Да, неотклонимый платок на голове. Да, закрытые кофтой, блузой либо накидкой плечи и руки. Но часто все это закрытие очень символическое. Почти все красивые девицы очевидно не стремятся понадежнее упрятать свою красоту от взглядов окружающих. Даже если лицезреют наведенный в их сторону фотоаппарат, не торопятся загородиться материей. Другое дело дамы постарше. Те все-же пробуют избежать шансов быть запечатленными.

И совершенно уж консервативны жительницы отдаленных селений. Встреча на дороге с этими дамами постоянно заканчивалась для нас идиентично: уже на далеких подступах они плотнее закутывались в свои темные хиджабы, закрывали лицо, а то и низковато наклоняли голову. А завидев фотоустройство в руках незнакомца, начинали что-то возмущенно выкрикивать, дополняя слова протестующими жестами.

Вообщем, на данный момент возникла информация, что парламент Ирана разрабатывает законопроект, согласно которому дамам, не носящим в общественных местах хиджаб, не станут оказывать социальные услуги. Для контроля за корректностью облачений на представительницах слабенького пола будут употреблять системы видеонаблюдения.

Лишние вольности с одежкой непозволительны в неких местах и для иностранок. Нашу Татьяну, когда она, забывшись, пробовала войти в магазин, храм либо другое публичное помещение с непокрытой головой либо в майке с маленькими рукавами, постоянно кто-либо из местных притормаживал и демонстрировал жестами: прикройся.

До поры до времени нам не весьма был понятен уровень равноправия полов, установившийся сейчас на персидской земле. Весьма впечатляющую подсказку для ответа на таковой вопросец мы получили, когда направились междугородним автобусом из Исфахана в Кашан. За рулем большой машинки посиживала прелестная иранка! А вот стюардом у нее был мужик. (При этом очень оборотистый: нам довелось увидеть, как этот хитрован организовал поездку для зайца: пустил мужичка в один из нижних грузовых отсеков автобуса.)

Запомнились и остальные половые проявления, с которыми мы столкнулись в Иране.

В тегеранском метро у всякого поезда 1-ые полтора вагона и хвостовые полтора выделены для проезда дам, на бортах состава, даже на полу и стенках станций расположены надлежащие надписи. Остальная часть поезда подземки предназначена мужчинам. Вообщем, и дамы могут тут размещаться при желании, но мужикам на женскую половину состава вход строжайше запрещен.

На улицах городов-миллионников взор не один раз выхватывал в массе безбедного вида дам с белоснежными нашлепками пластыря на носу. Как нам удалось осознать, это пациентки местных пластических докторов. Почти все продвинутые персиянки стремятся соответствовать европейским канонам женской красы, а на пути к такому соответствию оказывается нос с соответствующей для местных горбинкой. Вот и приходится дамам обращаться к спецам по ринопластике и позже, опосля проведенной операции, красоваться еще некое время с повязкой на носу.

А на дверях почти всех одноэтажных домов в старенькых городских районах можно узреть приспособления для стука. При этом их постоянно пара: мужской и дамский. Различаются наружным видом. Мужской выполнен в виде молоточка и делает при ударе густой, басистый звук. Дамский же сделан в форме кольца и имеет наиболее узкий «глас». Логика конструкции понятна: по тембру стука хозяева сходу соображают, кто пришел в гости — он либо она. Если стучится мужик, то дамы, обитающие в доме, сходу же спешат надеть чадру, чтоб закрыть лицо от стороннего.

На велосипеде по Ирану: "Не увидели ни одного представителя КСИР"Фото создателя




Пустыня под запретом

Признаюсь, до поездки в Иран воображение отрисовывало достаточно напряженную ситуацию, которая там будет нас аккомпанировать. Мнилось, что на любом перекрестке, практически у всякого дома, дежурят грозные иранцы с автоматами из Корпуса стражей исламской революции и зорко смотрят за всеми перемещениями иноземцев. Но действительность оказалась другой. Проехав по стране 1,5 тыщи км, мы не увидели ни 1-го представителя КСИР, ни 1-го военнослужащего при выполнении. Ну и колонны бронетранспортеров на дорогах не встречалось

Вообщем, местный режим контроля за приезжими все-же отдал о для себя знать. В небольшом городе на маршруте нас ждал подкол: гостиница, которую пообещал навигатор, отсутствовала. Пока мы ее пробовали найти, группа (как и в остальных схожих вариантах) обросла массой любопытствующих иранцев — парней, ребят. Осознав, что нас тревожит перспектива ночлега, несколько аксакалов, переговорив меж собой, предложили вариант: дескать, один из местных выстроил просторный гостевой дом, где нам комфортно будет отдохнуть, на данный момент они с ним свяжутся по телефону. Потом нашу кавалькаду привели к этому дому. Но далее вышла задержка, владелец никак не возникал. Спустя 10–15 минут позвонил в конце концов и сказал, что с ночлегом ничего не выйдет: чтоб расположить зарубежных туристов в собственном доме, он должен получить добро от соответственных служб, а тамошние сотрудники уже окончили рабочий денек.

Пришлось спешно выезжать из города и подыскивать подходящее скрытое местечко на природе. В итоге разбили палатки прямо в чьем-то полузаброшенном яблоневом саду. Бдительные иранцы нас благодаря разведчикам-мальчишкам здесь нашли. Вообщем, прогонять не стали и позволили-таки остаться в настолько райском уголке, но… Их «старшой» дальновидно собрал наши паспорта и аккуратненько перефотографировал их на собственный телефон.

Под занавес путешествия довелось столкнуться и с еще одним непонятным запретом. Намедни отлета из Ирана мы решили посетить пустыню, которая размещена недалеко от городка Кашан. Условились с местными таксистами и на 2-ух «моторах» двинулись в путь. Но на подъезде к первым барханам «бетонку» перегородил шлагбаум. Сотрудники КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) не желали пропускать иноземцев далее. Пробы узнать, в чем причина, не давали результата. Наши таксисты тоже интенсивно участвовали в диалоге. Их способности переговорщиков оказались все-же больше: с дежурными «охранителями пустыни» удалось условиться о пропуске. Правда, шлагбаум они для нас открыли никак не безвозмездно. И, согласно принятым правилам, за ранее сфотографировали наши паспорта.

Санкции-призраки

В сегодняшней санкционной русской ситуации весьма любопытно было поглядеть на житье-бытье иранцев: как они себя ощущают опосля почти всех десятилетий пребывания страны под международными ограничениями? Оказалось, полностью хорошо ощущают. По последней мере, на поверхностный взор туриста, каких-либо суровых недостатков в снабжении продуктами мы не увидели.

Ассортимент продовольственных магазинов, естественно, не дотягивает до евро уровня. Но иранцам он и не нужен. У их свои пристрастия в еде, которые, похоже, полностью удовлетворяются имеющимся предложением. Хотя обитатели Старенького Света отыщут в нем пробелы. К примеру, нам нигде не повстречались колбасные изделия, мясные консервы (о спиртном и гласить нечего — в стране «сухой закон»)… Далековато не всюду можно приобрести обычный нам хлеб «кирпичиком». Зато даже в маленьких селениях есть пекарни, там прямо на очах у покупателей пекут пшеничные лепешки. Обитатели несут их домой целыми стопками.

Магазины и торговые лавки, обычно занимающие 1-ые этажи практически всех домов на улицах в старенькых городских районах, забиты бытовой техникой, авто запчастями, электроникой… При этом не один раз на глаза попадались выставленные на продажу шеренги различных холодильников, стиральных машин, компов ведущих европейских, японских, корейских компаний.

В потоке легковушек то и дело мерцают «француженки», «японки» полностью современных моделей, можно повстречать и очень популярных «германцев». По автострадам рассекают комфортабельные скандинавские автолайнеры. Правда, с грузовиками дело похуже. Значимая часть встреченных на дороге тяжеловозов — достаточно старые курносые «мерседесы».

Есть у иранцев и собственная авто гордость. Пожалуй, выше половины машин на дорогах российского производства. На капотах мерцают незнакомые абсолютному большинству россиян эмблемы. Много легковых машин, отмеченных стилизованными лошадиными головами, — это знак ведущей иранской автомобилестроительной конторы Iran Khodro. Нередко встречаются легковые и грузовые машинки SAIPA, грузовики марки Amico. Ну и, естественно, неубиваемые пикапы Zamyad, достойные побратимы наших «уазиков». На этих нетребовательных машинках, спроектированных чуток ли не полста лет вспять, тут возят и людей, и грузы, иногда нагромождая в кузове высокие пирамиды.

На велосипеде по Ирану: "Не увидели ни одного представителя КСИР"Фото создателя




Штришки к портрету

Еще несколько зарисовок из жизни в Иране.

На почти всех иранских дорогах высокоскоростной режим, двухтарифный: делится на дневной и ночной. В черное время суток можно разгоняться до 75 км/час, а при свете денька очень разрешенная скорость 85 км/час. О этом напоминают особые информационные щиты, установленные вдоль обочин.

Дальновидному российскому туристу-«традиционалисту», предпочитающему экономный отдых, лучше путешествовать по Ирану, заблаговременно запасшись туалетной бумагой. Практика показала, что в почти всех дешевых гостиницах этот гаджет в санузле отсутствует. Зато всюду есть доп шланг с насадкой-сеточкой и краном. Местное население обычно считает, что самое правильное и гигиеничное — опосля выполнения всех «дел» употреблять водную функцию.

Приятно изумило богатство на улицах городов особых поилок, оборудованных питьевыми фонтанчиками и краниками. При нахождении в горячей южной стране это весьма принципиальный фактор. Правда, сначала мы отнеслись к схожему удобству с настороженностью, боясь опасности желудку, но ужасы в итоге оказались совсем напрасными. Ну а если кому-то захочется наиболее неповторимых напитков, будьте готовы к тому, что в малеханьких уличных кофейнях, которых много на улицах местных городов, для вас подадут особый местный кофе: весьма крепкий, весьма сладкий и с соответствующей отдушкой, ведь владелец обычно добавит в чашечку розовой воды.

Из ярчайших кулинарно-пищевых воспоминаний запомнилось блюдо, которое нам подали в одном из ресторанчиков в городке Йезд. На слух заглавие его прозвучало из уст официанта как «дизель». Суп не суп, 2-ое не 2-ое… Комплекс тарелочек и горшочков, который поставили перед каждым из нас на подносе. И к ним, кроме обычных ложки-вилки, прилагалась еще… увесистая железная ступка-толкушка. Заметив нашу растерянность при виде такового устройства, официант показал, как надо действовать. Открыть горшочек с жарким содержимым (снутри оказалась картошка с мясом в жирном бульоне), вылить оттуда жижу в миску, где лежат сухарики, а оставшуюся гущину размять толкушкой. Опосля этого можно получившуюся смачную субстанцию черпать ложкой и заедать размоченными сухариками.

Оставил засечку в памяти напиток, нередко присутствующий в меню под заглавием йогурт. Но, в отличие от йогуртов русских и европейских, у иранцев этот кисломолочный продукт изготовлен не фруктовым, а овощным. Технологию изготовления выяснить не вышло, но, судя по вкусу, в него добавлено значительное количество огуречного рассола! Вкусовые чувства непривычные. Посетила даже идея, что таковой йогурт весьма неплох в качестве средства от похмелья. Вообщем, для Ирана подобные рассуждения совсем не животрепещущи.

Столица страны Тегеран (сами иранцы именуют его по другому, Техран) поистине город контрастов. В старенькой части тесноватые, плотно застроенные зданиями улицы и узкие переулки-«щели». Пешеход тут должен быть весьма маневренным, чтоб лавировать меж бессчетными препятствиями на тротуарах — столиками маленьких продавцов, простейшими рабочими местами ремесленников, импровизированными складами продуктов, кое-как припаркованными байками и великами. Посреди такового «муравейника» есть отдельные оазисы красы и покоя. К примеру, дворцовый комплекс Голестан с парковой зоной и прудами, прекрасными интерьерами спостроек, которые отделаны рельефной мозаикой из маленьких кусочков зеркала. А в северной части крупного города поражает простор, обилие форм современных спостроек. Истинное королевство хай-тека. Посреди остальных сооружений выделяется Табиат, наикрупнейший пешеходный мост, соединяющий два тегеранских парка и перекинутый над глубочайшей ложбиной, по дну которой проложена автомагистраль. Для описания моста тяжело подобрать определения. Это и «волна», и «змея»… Табиат построен 8 годов назад по проекту юного иранского конструктора Лейлы Арагиян. Ее работа заслужила несколько высших наград на интернациональных конкурсах. Это сооружение внесено в перечень 6 наикрасивейших мостов Ирана, оно сделалось одним из возлюбленных мест для прогулок городских жителей.

Журналист «МК» побывал в Иране: кадры путешествия по малознакомой россиянам стране

Журналист «МК» побывал в Иране: кадры путешествия по малознакомой россиянам стране

Смотрите фотогалерею по теме

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»